Польские звезды мирового джаза: ЛЕШЕК МОЖДЖЕР

2 марта 2012, 19:00 | Концертный зал РАМ им. Гнесиных (Малый Ржевский пер., 1, м. Арбатская/Баррикадная) | Вход по билетам, тел. +7 495 690-2422



Виртуозный пианист, композитор и продюсер, Лешек Можджер признан главным открытием польского джаза последнего десятилетия, а по известности за пределами Польши он сравнится, пожалуй, с поп-музыкантами: сеть фан-клубов Можджера протянулась от США и Бразилии до Японии.
Располагая классическим музыкальным образованием и джазовым, импровизационным мышлением, Лешек сформировал собственный, узнаваемый исполнительский почерк.

«Я решил развиваться во всех возможных музыкальных направлениях», – говорит о себе Лешек Можджер, пианист, импровизатор и шоумен, обладающий редким музыкальным воображением, интуицией и мастерством, артист, давно добившийся признания у самой амбициозной аудитории.

<< Лешек Можджер выступит в рамках программы «Шопен в джазе», в которой также участвуют Трио Анджея Ягодзиньского и Трио Филиппа Войчеховского >>



Можджер родился в 1971 году в Гданьске, где окончил Музыкальную академию им. С. Монюшко. Впервые он сел за фортепиано в возрасте 5 лет и продолжил учиться музыке по настоянию родителей. Джаз стал привлекать его сравнительно поздно, когда ему исполнилось 18. Лешек и сейчас не любит ограничивать себя определением «джазовый пианист» – в интервью он рассказывает о многочисленных источниках своего вдохновения, прежде всего о классических композиторах, таких как Шопен, Прокофьев, Стравинский и Рахманинов. Однако привязанность к классике стала для Можджера лишь отправным пунктом. Он сделал успешную карьеру не только благодаря феноменальной игре, но и потому, что умеет «завести» аудиторию. Злые языки прозвали пианиста «шоуменом» за его характерную манеру общаться со зрителями, но сам Лешек ничего зазорного в этом не видит. Напротив, он любит и умеет шутить, не отказывает в интервью журналистам, часто фотографируется, удивляет слушателей неожиданными эффектами звука рояля, при этом никогда не используя электронных устройств. Все это очень выгодно оттеняет его мастерство.

За свою карьеру Можджер успел поиграть с известнейшими музыкантами в мире современного джаза – Артуром Блайтом, Бастером Уильямсом, Билли Харпером, Джо Ловано, Пэтом Мэтини и Арчи Шеппом. Также он записывал музыку со своими знаменитыми соотечественниками – Томашем Станько, Михалом Урбаняком, Збигневом Намысловским, Анной Марией Йопек и другими.

Визитной карточкой музыканта стали джазовые вариации на темы Фредерика Шопена. Кроме того, он часто исполняет музыку легендарного польского джазмена Кшиштофа Комеды, чьи композиции звучат, например, в фильмах Романа Полански (e.g. знаменитая колыбельная из «Ребенка Розмари»). Последний альбом Лешека полностью посвящен работам этого великого пианиста, рано ушедшего из жизни.

В послужном списке Можджера десятки наград самых престижных джазовых фестивалей. Совместное выступление с Адамом Маковичем в Карнеги-холл в Нью-Йорке (2004) было названо кульминационным моментом польского фортепианного джаза. А на своем чилийском концерте он собрал 15 тысяч слушателей, сыграв первую в мире транс-оперу по пьесе Шекспира «Сон в летнюю ночь».

Можджеру приходилось выступать и в Москве. Его последний московский концерт открыл Фестиваль культуры Польши, проходивший в октябре 2011 года.


На видео: фрагмент выступления Лешека Можджера в Москве (1 октября 2011)


Из интевью Лешека Можджера для журнала Polityka

Лешек Можджер (ЛМ): Для польского артиста есть лишь одно разумное решение – быть польским артистом. Без понимания собственных корней трудно сделать мировую карьеру. Я стараюсь быть польским пианистом и играть по-польски, и только тогда получается искренне. Тогда я становлюсь более привлекательным для слушателя в Эфиопии, Индонезии или Чили, потому что я для них экзотичен. Я убедился в этом в Нью-Йорке, когда слушал десятки пианистов, исполняющих грубый, «черный» джаз – и избавился от всяких комплексов, ведь оказалось, что по-польски среди них никто не играет.

Polityka (P): В чем же преимущество польской музыки и ее традиции?

ЛМ: В ритмике мы никогда не сравнимся с болгарами или румынами. Но все-таки есть кое-что истинное в утверждениях о славянской душе. В польской или русской музыке определенно есть свое очарование, которое проявляет себя в некой печали, ностальгии. Польская музыка окрашена в неуловимый цвет, которому трудно дать название.

P: Правда ли, что поляки не умеют свинговать, что для этого надо быть американцем, и желательно черным?

ЛМ: С этим я не соглашусь. Когда я играл джаз с американцами, никто из них не жаловался, что у меня не выходит со свингом, просто отмечали, что я слишком мало слушал их джазовые альбомы. Но при этом я слушал Рахманинова, Прокофьева, Шопена, Стравинского, а еще я слушал группу Republika с Гжегожем Чеховским, так что я играю не так, как американцы.

P: Говорят, что тебе нравится быть шоуменом.

ЛМ: Разумеется, нравится, и я не обижаюсь, если кто-то меня так называет. Недавно в Интернете разгорелась дискуссия на эту тему: некоторые считают, что то, как я объявляю свои композиции и общаюсь с публикой – низкопробщина. Признаться, меня удивила такая реакция, и особенно – высокий градус некоторых высказываний. У нас принято считать, что артисту на сцене пристало быть вспотевшим, печальным и тревожным, а уж тем более джазовому музыканту. Чувство юмора исключено и вменяется в неуважение к аудитории. А ведь, пожалуй, быть радостным человеком лучше, чем грустным и унылым.

P: В твоей музыке ощущается отдаление от стилевых условностей.

ЛМ: Конечно, тем более что чрезмерная привязанность к традиции порождает одноликость. Вообще стиль как явление основан на наследовании. Если ты создаешь нечто, что другие решают у тебя перенять, ты становишься создателем нового стиля. Я процитирую Лютославского, который говорил так: «Оглядка на тенденции – бесполезное занятие. Нужно выражать себя!» Однако это реально осуществимо только при достижении определенного уровня мастерства. Никто не требует от маленького ребенка писать стихи, хотя точность некоторых детских наблюдений поражает. Как сделать так, чтобы можно было достигнуть высокого мастерства, все время оставаясь ребенком, – это вопрос, на который я постоянно ищу ответ.

Источник: http://mozdzer.com/files/Gram_po_polsku___Polityka.pdf



Из репортажа Анны Филипьевой и Кирилла Мошкова в журнале «Джаз.ру»:

«Среди трудно расчленяемого на знакомые пьесы (все-таки это современный европейский джаз, "маячков" в виде знакомых американских тем не дождешься, а пьесы Шопена и Комеды узнавать на слух обучены не все) музыкального потока вдруг блеснула Suffering – пьеса скандинавского джазмена Ларса Даниэльссона, с которым Можджер несколько лет назад удачно работал в дуэте. Пианист приглушил струны одной первой октавы мягкой тряпочкой и заиграл – это звучало так, как будто играют два инструмента. Услышишь такое в записи – будешь готов поклясться, что левая рука играет на синтезаторе: такой характерный полый звук, напоминающий бамбуковую трубочку (в оригинале эту структуру Даниэльссон играл на виолончели пиццикато, то есть не смычком, а пальцами). Потом Можджер добавил эффект еще и для правой руки: положил на струны верхней части клавиатуры металлический футляр от какого-то прибора звуковой обработки, который при касании соответствующих клавиш рояля стал придавать звукам надрывно звенящую окраску. Получился вообще человек-оркестр с повторяющейся в аккомпанементе левой руки структурой одним тембром и мелодическим развитием совсем другим тембром, а затем еще и третьим. Видимо, характерная особенность Можджера как пианиста-импровизатора — простая, даже минималистическая линия в левой руке и разнообразие мелодий в правой. Музыка у него развивается главным образом линеарно, не вертикально: его мышление не аккордовое, а в первую очередь мелодическое…»

«Интересно оказалось в перерыве обсудить услышанное с присутствовавшим на концерте Анатолием Кроллом – напомним читателям, что он не только бэндлидер, но и сам первоклассный джазовый пианист. Он отметил, что польской джазовой школе вообще свойственна индивидуальность, активное продвижение своего польского джазового лица (тогда как в российском джазе в его нынешней массе отчетливого национального лица не видно). И хотя у Можджера и проскальзывают отдельные интонации Чика Кориа и других "передовиков джазового фортепиано", они не составляют основу его манеры, которая все-таки глубоко оригинальна».


Выступление Лешека Можджера состоится в рамках Первого Международного фестиваля «Польские звезды мирового джаза», который организуют Анатолий Кролл и Польский культурный центр при содействии Посольства Польши в РФ и Министерства культуры РФ.
Площадка фестиваля: Концертный зал Российской академии музыки им. Гнесиных
Главный информационный партнер фестиваля: журнал и сетевой портал «Джаз.ру»









Малый Ржевский пер., 1, м. Арбатская/Баррикадная
Вход по билетам, тел. +7 495 690-2422

КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ

МАРТ АПРЕЛЬ