Публикации

20 сентября 2017

Польские корни в сибирской земле

Татьяна Штабель | Сиб.фм

Польские корни в сибирской земле
Фотографии Ильнара Салахиева

Мы продолжаем совместный с «Победой» проект — беседуем с людьми, которые формируют культурное пространство города. Гжегож и Катажина Сулковски — обаятельная пара, которая, кажется, понимает друг друга не то что с полуслова, а с полувзгляда. Гжегож — директор компании «БЕЛЛА Сибирь», Катажина — коммерческий директор компании и представитель Европейского центра долгосрочной опеки. Они приехали в Новосибирск из Польши в 2003 году «на пробу», а остались на 15 лет. Почему они приняли такое решение и за что полюбили наш город, в преддверии Шестого фестиваля Польского кино супруги Сулковски рассказали корреспонденту Сиб.фм.

Добровольная ссылка

Вы родились и выросли в Польше, там учились, работали, но в 2003 году взяли и приехали в Сибирь. Как пришла мысль покинуть родной город?

Гжегож: Когда я задумал уехать в Россию, я был молодым — мне было 27 лет, а все молодые принимают решения быстро, даже если это не совсем адекватные решения (смеётся). Началась наша российская жизнь, кстати, не с Сибири. До этого я почти полгода провёл в Нижнем Новгороде, и это были первые шаги нашего холдинга в России. Как раз в это время Торуньский завод перевязочных материалов, где я работал, начал глобальную экспансию. И раз у нас в Нижнем всё хорошо получилось, поступило предложение уехать в Новосибирск.

Тогда я созвонился с семьёй, и началось... Плач, скандал, потому что это Сибирь, ссылка, медведи. Одним словом, стереотипы сработали по полной.

9 филиалов у компании «БЕЛЛА Сибирь» вне Новосибирска

Катажина, а вы, получается, как жена декабриста, поехали за мужем. Не было желания сказать: «Гжегож, что ты делаешь? Одумайся!»

Катажина: Было такое желание, если честно. Прежде всего был страх за ребёнка, нашему сыну было три года. И я сначала решила приехать пробно, как в командировку, то есть посмотреть и решить, как быть дальше. Мы договорились пожить здесь до того времени, когда сыну исполнится семь и надо будет идти в школу. А потом остались дальше, и ещё дальше, и вот в этом году сын уже будет заканчивать школу и сдавать ЕГЭ. Сын считает Новосибирск своим вторым родным городом.

Семья, конечно, сначала не хотела нас отпускать, но нам было интересно поехать именно на восток, а не на запад, как делали все.

Гжегож: И вот почему, кстати, мы поехали не на запад, а на восток: наши культуры очень близки, наши характеры схожие, у нас единый менталитет. И нам гораздо проще оказалось в итоге найти здесь себя.

Катажина: Да, нам здесь больше нравится, чем в той же европейской части. Здесь люди другие. И именно это нас здесь держит. Мы могли бы уже давно переехать опять в Европу, но и здесь уже комфортно. Так что сейчас, спустя 15 лет, мы ничуть не жалеем о нашем решении. Хотя было непросто.

Гжегож: За эти годы многое поменялось, но до сих пор люди, как только слышат про Россию и особенно про Сибирь, сразу говорят, что здесь страшно и холодно. Но все приятно удивляются, когда к нам приезжают.

Мы ломаем эти стереотипы у наших друзей, например, когда показываем им те места в городе, которые любим сами.


-51,1 °С — исторический минимум температуры воздуха в Новосибирске

Культура как потребность

А где вы любите бывать сами и куда приводите друзей?

Катажина: Мы очень любим ходить сюда, в «Победу», это определённый уровень, начиная от интерьера и заканчивая репертуаром. Мы любим такие камерные места, в отличие от мультиплексов. И в основном смотрим фестивальное кино, кино разных стран. Как раз благодаря «Победе», кстати, мы смогли познакомить с польскими фильмами и новосибирцев. Я говорю о Фестивале польского кино, партнёрами которого мы являемся с самого его начала.

320 тысяч поляков отправили в Сибирь советские власти, по данным Польского института национальной памяти

Гжегож: Как-то мы с нашим хорошим другом Кшиштофом Войдыло (лектором польского языка) сидели за столом с коньячком и разговаривали о Польше, и вот слово за слово родилась идея: а почему бы не организовать в Новосибирске показы польских фильмов? В Москве такие фестивали уже были, да и «Победе» было не привыкать. Плюс мы познакомились тогда с Кшиштофом Занусси, он приезжал ставить спектакль «Дуэт» в театр «Старый дом». Он помог в подборе фильмов — и всё закрутилось и завертелось.

Катажина: Да, с тех пор Кшиштоф Занусси — обязательный гость фестиваля, в этом году он тоже приедет вместе с Дариушем Клеховским, директором Польского культурного центра.

Дом там, где на хлеб зарабатываешь

Вы прожили в Новосибирске уже 15 лет, стал ли он для вас домом? Вот когда вы говорите: «Поедем домой», это вы о чём — о Польше или о Новосибирске?

Гжегож: Как вам сказать... (надолго задумывается). Долго мы привыкали, конечно. У нас был свой дом на родине, в Польше — и дом тут. Пока мы не определились и не перенесли всё из того дома в этот и не построили свой семейный очаг в Новосибирске, у нас было двойственное положение. Мы жили так: одна нога там, другая — здесь. Но постепенно перестроились, определились и стали жить в Новосибирске.

Как говорят: «Дом там, где на хлеб зарабатываешь». Ну вот так и получается.

Мы теперь в Польшу едем в гости, а когда говорим про дом — то это уже про Новосибирск. Но к семье как минимум дважды в год уезжаем, на Рождество так обязательно.

Катажина: Для меня первые годы были очень сложными. Я думаю, что на самом деле мы успокоились только тогда, когда у нас родилась здесь дочка пять лет назад. Получается, мы пустили здесь корни.

А польские корни не забываете?

Катажина: Нет, конечно, нет, дома с детьми, например, мы говорим на польском. Хотя они прекрасно говорят и на русском.

И дочка смотрит русские мультики, читает русские сказки. Это так интересно, оказывается, и картина мира у нас расширяется.

Гжегож: Если бы вы поговорили с дочкой или с сыном, то и не догадались бы, что они иностранцы. Вот мы говорим с акцентом, а они — уже без. Но и родное нельзя забывать. Мы вообще смотрим и удивляемся знакомым, которые уезжают жить в другие страны, например в Германию, и вычёркивают родину из жизни. Не говорят на польском с детьми. Но ведь так нельзя, в итоге внуки даже с бабушками не могут пообщаться. Это очень грустно.

Мы с теми, кто в нас нуждается

В 2006 году вы организовали компанию «БЕЛЛА Сибирь». Это сейчас понятно, что решение было правильным, а тогда не страшно ли было вкладывать деньги в другой стране?

Гжегож: Наша фирма в Польше образовалась ещё в 1952 году.

И в 90-х мы решили выходить
с гигиеническими принадлежностями
на экспорт.

Запад в то время был жёстко поделен между ведущими мировыми производителями, что называется, торт давно был разрезан на кусочки, нам тяжело было бы что-то заполучить. И мы посмотрели на страны бывшего соцблока — и оказалось, что там вопрос с гигиеническими изделиями был решён очень слабо. Да что слабо, там почти ничего своего не было. Поэтому мы решили, что надо развивать свои мощности на восток. А сейчас нас уже считают своими конкурентами даже знаменитые западные бренды, несмотря на то, что они работают гораздо дольше, чем мы.

29,3 тысячи евро составляет ВВП Польши на душу населения по паритету покупательской способности в 2017 году, по данным Всемирного банка

Катажина: На самом деле, построить компанию и дистрибуцию было достаточно легко, потому что Россия, по сути, проходила тот же этап развития, что и Польша. У нас просто те же супермаркеты появились чуть раньше.

Гжегож: Я помню, как в середине 90-х годов пошли первые отгрузки в Россию, на восток. Было заказано несколько машин, и вот российские бизнесмены просто приехали в нашу фирму с чемоданами денег, заплатили и забрали фуры. У нас был шок тогда, но так постепенно и началось сотрудничество.

На ваш взгляд, сейчас отношение к бизнесу у западных и российских предпринимателей поменялось? Или всё же есть разница между вашим отношением к бизнесу и нашим?

Катажина: Есть очень большая разница до сих пор. Всё ещё особое значение в бизнесе здесь имеет личностный фактор.

Если есть хорошие, дружественные личные взаимоотношения — значит, бизнес получится.

Гжегож: В Польше до перестройки тоже так было, но сейчас люди стали более чужими. А в России — и мне это нравится — до сих пор важной остаётся дружба. Нужно поговорить, пообщаться, раскрыться. В Европе же всё иначе. Так бизнес там не делается.

Но самое важное отличие — в том, что мы смотрим на несколько шагов вперёд. К сожалению, для многих российских бизнесменов важно только то, что есть здесь и сейчас, для них важнее сверхприбыль, а не будущее.

Ещё одна важная часть цивилизованного бизнеса — это поддержка социальных проектов. Мы к этому пришли не так давно, на западе благотворительность в порядке вещей. Что в этом направлении делаете вы?

Катажина: Нам, наверное, помогать людям даже проще, чем другим компаниям. Ведь мы производим продукты, которые нужны от рождения до самой старости. И мы посмотрели, что детям уделяется много внимания, а вот самая незащищённая часть — это пожилые люди. Поэтому мы подумали и стали их поддерживать. Например, в этом году наша компания открыла центр обучения уходу за тяжелобольными людьми.

Кроме того, мы активно поддерживаем чемпионат по мини-футболу среди воспитанников домов-интернатов. До переезда подобные турниры мы организовывали в Польше и подумали: «А почему бы не выйти на международный уровень?»

Гжегож: Вы представляете, в каком шоке были воспитанники этих интернатов, когда мы их впервые собрали и отправили на турнир?

Да они сначала даже не понимали, что вообще с мячом на поле делать!
Ни формы не было, ни тренеров.


Начиная с 2003 года в России проводится Международный турнир по футболу для нетрудоспособных лиц Seni Cup

А теперь они настоящие профессионалы, готовятся и соревнуются, как настоящие спортсмены, потому что лучшая команда уезжает на финал в Польшу, где проходит большой праздник.

Катажина: В этом году мы перенесли часть этого праздника к нам, в Новосибирск, и даже устроили парад на набережной. Это было очень здорово! Прохожие останавливались, смотрели, и это тоже часть идеи — показать, что интеграция в обществе очень важна.

Мы вообще за здоровый образ жизни, поэтому стараемся быть партнёрами многих спортивных мероприятий — например, Сибирского фестиваля бега, без нас этот фестиваль, наверное, сложно представить.

Гжегож: Мы хотим, чтобы нас знали. Мы не хотим быть анонимными. Мы приехали не для того, чтобы прятаться, только делать своё дело и сидеть тихонько. В Новосибирске нас хорошо приняли, нас считают своими, и мы и дальше будем участвовать в жизни города. Мы верны слогану своей фирмы: «Мы с теми, кто в нас нуждается».





оригинальный адрес статьи

КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ

ДЕКАБРЬ ЯНВАРЬ
15
События 15 декабря 2017
12:00 Зыгмунт Краузе выступит в Москве
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31